Фестиваль «Современное кино Китая»

На фестивале «Современное кино Китая», который пройдет с 26 февраля по 1 марта в Новосибирске и с 28 февраля по 3 марта в Санкт-Петербурге и Москве, покажут картины-сенсации современного китайского кинематографа.

В программе фильмы «Пепел – самый чистый белый», номинированный на «Золотую пальмовую ветвь» Каннского фестиваля, «Слон сидит спокойно», ставший культовым на международных кинофестивалях, тибетская картина «Дзинпа», снятая на горном хребте Кукушили продюсерской студией Вонга Кар-Вая. 

Почетным гостем торжественного открытия фестиваля 28 февраля станет режиссер Цзя Чжанке, обладатель «Золотого льва» Венецианского кинофестиваля и неоднократный участник конкурсов в Каннах и Берлине.

По пустынной дороге, рассекающей надвое монохромную плоскость бескрайнего и бесплодного тибетского горного плато, едет грузовик. За рулем его сидит Дзинпа – черная грива на лицо, кожаная куртка, зеркальные солнечные очки – так мог бы выглядеть Джонни Депп, родись он на Тибете. Внезапно грузовик сбивает овцу, а затем в кабину садится случайный путник – юноша с привязанным к ноге серебряным кинжалом, который пустился в путь для того, чтобы совершить кровную месть…   Мистические, холодные пейзажи Тибета перемежаются с теплыми светящимися интерьерами, выразительный язык картины сух и точен. Дзинпа – буддистский термин, означающий попытку удержать сознание в одной точке времени и пространства, пребывающих в постоянном движении и изменении. Эту спартанскую, «созерцательную картину» тибетский режиссер Пема Цеден создал в партнерстве с гонконгской кинокомпанией Jet Тone, основанной легендарным Вонгом Кар-Ваем более четверти века назад, когда он снял «Пепел времени». Язык фильма «Дзинпа» – тибетский, можно даже услышать такой восхитительный фьюжн, как «О соле мио» на тибетском языке.

«Пепел – самый чистый белый» (режиссер Цзя Чжанкэ) – фильм-участник главного конкурса Каннского фестиваля, номинант на Золотую Пальмовую ветвь, получивший также приз Азиатско-тихоокеанской кинопремии за лучшую женскую роль – динамичная лента о любви танцовщицы к местному гангстеру. 

«Прах» (Ли Сяофэнь) – криминальная драма в стилистике брутального азиатского неонуара. «Овдовевшая ведьма» (Цай Чэнцзе) – мрачная сатира в жанре фэнтэзи, победитель международного кинофестиваля в Роттердаме. «Ребро» (Чжан Вэй) – драматическая картина о сложном положении трансгендеров в стране с  консервативными взглядами на свободу половой самоидентификации.

Закроет фестиваль, пожалуй, самый нашумевший фильм из вышедших в Китае в последние годы – «Слон сидит спокойно». В 2018 году это название прозвучало на всех европейских кинофестивалях от Берлина до Владивостока. Картина буквально стоила жизни своему создателю. Молодой китайский писатель и режиссер Ху Бо снял этот фильм  в 2017 году и представил продюсерам. Получив рекомендацию сократить картину – фильм длился 2,5 часа, он, напротив, перемонтировал его в четырехчасовую ленту, а после покончил с собой. Легкий и грустный фильм со столь трагической историей стал «маст си» для искушенных кинозрителей по всему миру. 

– Азиатское кино для российской публики – это кино авторское, связанное с личностями режиссеров, – считает куратор программы Юлия Мыльникова, директор Института Конфуция в СПбГУ,  – Зрители в стране (профессионалы индустрии не в счет) не имеют представления о состоянии национальной кинематографии Китая, об именах популярных артистов, о направлениях творческой мысли и жанрах, которые пользуются популярностью у самой большой аудитории в мире. Как правило, современная публика ассоциирует с китайской кинематографией эпические полотна и фэнтези вроде «Героя» и «Крадущегося тигра, затаившегося дракона».

Основная задача фестиваля «Современное кино Китая», по признанию организаторов – открыть российской публике феномен актуального китайского кинематографа, продемонстрировать, каким профессиональным, разным, интересным, а главное, понятным, может быть китайское кино. А также – создать своего рода моду на него – как это в свое время произошло с кино Южной Кореи. В эпоху стремительной интеграции Китая в мировое сообщество такая культурная экспансия обогатит и отечественных зрителей, и кинематографистов, и «свежей кровью», добавит в сам контекст современной российской культуры новые яркие штрихи.